Главная - Статьи

Книги и люди: собрание Ольги Мяэотс

 

  • Мяэотс, Ольга Николаевна. Книжки на вырост. Любимые детские авторы со всего света / Ольга Мяэотс : оформление Давида Плаксина, Александра Веселова. – СПб: Фонд «Дом детской книги», 2020. – 288 с., ил.

 

m-004

Друзья мои, библиотекари!

Собрание критико-литературоведческих изданий, ярко и доступно для любого читательского уровня рассказывающих о зарубежных писателях и художниках, пополнилось еще одной замечательной книгой. Ее написала давно и хорошо знакомая нам библиотекарь, переводчик, критик и общественный деятель Ольга Николаевна Мяэотс. Вышел этот серийный том, оформленный рисунками и обложками старых изданий, в питерском Фонде «Дом детской книги». К этой серии мы ранее уже обращались, рассматривая сборник статей о детской поэзии М.Д. Яснова «Путешествие в Чудетство». Уверен, что в недалеком будущем я познакомлю вас и с другими книгами серии.
О чем и о ком рассказывает Ольга Мяэотс? Прежде всего и главным образом – о любви к детской книге. Рассказывает вроде бы очень просто, не играя словами, зато осмысленно и понятно каждому, кто захочет понять. Рассказывает автор и о себе, поскольку всю жизнь любит и изучает книгу как явление литературы и предмет искусства. Но самое главное – в 25 коротких эссе она знакомит нас с теми, кто детскую книгу создает. Точнее создавал в девятнадцатом и двадцатом столетиях в Англии, США, Франции, Германии и, конечно же, в Скандинавии, без которой западная детская литература вообще не представима.

На самом деле статей в сборнике О.Н Мяэотс не двадцать пять, а двадцать семь, но две последние тематически, да, пожалуй, и жанрово значительно отличаются остальных, представляя собой, скорее, литературоведческие исследования о том, как отражалась Первая мировая война в современной ей детской литературе Европы, и далее о том, как отразилась эпоха бурного строительства социализма в некоторых европейских книжках, как правило заказанных авторам Коминтерном и так или иначе оплаченных государством рабочих и крестьян.

Разумеется, первый из двух этих очерков мне понравился больше второго – и не потому, что тот хуже, а потому, что, в силу тематики, второй очерк потребовал от автора обильного цитирования советской идеологической риторики, то есть барабанного боя лжи, который мне, ровеснику О.Н. Мяэотс, набил оскомину еще в 70-е – 80-е. И теперь, ну, совершенно неинтересен, кто бы его из нынешних певцов коммунизма ни повторял.

Однако этот очерк – не более чем капля в море. Основной же объем издания в трех разделах представляет очерки о подлинных творцах детской книги. Сначала Ольга Мяэотс рассказывает об иллюстраторах-классиках, например о придумавшем жанр книжки-картинки британце Рэндольфе Кальдекотте, об американце Морисе Сендаке, шведе Йоне Бауэре, англичанине Артуре Рэкхеме, русском эмигранте «первой волны» Федоре Рожанковском, прославившемся иллюстрациями к детским книжкам Саши Черного. Все они и еще ряд иллюстраторов были подлинными рыцарями детской книги, многие, помимо оформления, сочиняли и тексты, а все вместе осуществили самую лучшую на свете революцию – бескровную и гуманистическую – революцию детской книги, не только открывшую свободному творчеству путь в литературу для маленьких, но – главное – изменившую отношение общества к детскому чтению, то бишь к самому воспитанию подрастающих поколений.

m-001

О каждом художнике автор рассказывает с искренней любовью и с восхищением, рассказывает об их жизни и деле их жизни, о том влиянии, которое оказали их книги на наших пращуров, а опосредованно и на нас самих.

Второй раздел сборника в таких же коротких и емких эссе рассказывает собственно о писателях-классиках. Здесь мы найдем биографические и литературоведческие очерки о Туве Янссон и Кристине Нёстлингер, Памеле Треверс и Элинор Фарджон, Эрихе Кестнере и Алане Александре Милне, Майкле Бонде, Ульфе Старке и Исааке Башевисе Зингере. Как и в случае с художниками, здесь каждый очерк тепло и глубоко рассказывает и о жизни писателя и о деле его жизни. Для себя я бы выделил в качестве настольных эссе о Кестнере, Старке и Башевисе Зингере. Особенно последнее, в котором приводятся цитаты из его речей и интервью, где старейший писатель, написавший на мертвом идише (тем самым дав ему вторую жизнь, хотя бы в литературе, пусть даже и в переводах) десятки полновесных романов, в которых филигранно разрабатывал одну тему и едва ли даже не один сюжет.

Так вот, Зингер говорил в этих выступлениях абсолютную правду о том, что обратился к детской литературе потому, что взрослая литература перестала выполнять свою главную задачу – развлекать, то бишь связно рассказывать интересную историю, превратилась в сплошной автокомментарий, взбесилась и стремится к окончательному саморазрушению.

m-002


В общем, да, нобелевский лауреат был недалек от истины уже в те годы, когда произносил эти слова, многим казавшиеся старческими причудами, но сегодня мы в полной мере ощущаем его правоту. Тому же из нас, кто еще хочет читать новые книги, а не комментарии сочинителя к себе возлюбленному, вроде зачитанного литературоведами до полной ветхости «Бледного пламени» (вот уж воистину – негреющий огонь, сколь бы виртуозна ни была его стилистика!), приходится на безрыбье заглатывать не разжевывая всяческие жанровые боевики. Они захватывают, разумеется, если мастерски сделаны, но все же остаются не совсем литературой.

В очерке о Зингере, сдается, важна и значима каждая строчка, как каждая строчка его коротеньких сказок в переводе Ольги Мяэотс вдохновенна, поэтична и многозначна.

Вообще, Ольга Николаевна Мяэотс сумела перевести с английского перевода зингеровские сказки и рассказы для детей так, будто она, москвичка, сама всю жизнь говорила и видела сны исключительно на идише. Когда-то, в статье о сказках Зингера в ее переводах, я уже говорил о самом главном условии успешного перевода – точно найденной интонации, когда иноязычная книга, оставаясь зарубежной, одновременно становится явлением и русской литературы. Ровно то же удалось Ольге Мяэотс и в ее блистательных переводах повестей Ульфа Старка. Впрочем, и об этом я тоже уже говорил в соответствующих рецензиях.

m-003


Завершают сборник «Книжки на вырост» очерки о книгах достаточно давних и современному читателю, может, и вовсе неизвестных, за исключением уж такой классики, как истории, рассказанные Туве Янссон и Астрид Линдгрен – писательниц, всемирно известных и обожаемых всеми от мала до велика (потому, потому и назван сборник О. Мяэотс «Книжки на вырост»!). Тем не менее автору удалось рассказать немало интересного и нам неизвестного об этих замечательных женщинах.

А подлинным открытием для читателя станут эссе о Ференце Молнаре и его повести «Мальчишки с улицы Пала» и об авторе многократно переиздававшейся у нас с середины прошлого века, однако ничуть не стареющей повести «Девочка, с которойm-006 детям не разрешали водиться» немки Ирмгард Койн, а также о переводчице этой книжки Татьяне Ступниковой. Последняя, между прочим, была синхронным переводчиком на Нюрнбергском процессе и оставила о том книгу воспоминаний, о которой я обещаю в будущем вам обязательно рассказать. Жизнь И. Койн стараниями Ольги Мяэотс, многие годы пытавшейся разыскать сведения о почти забытой писательнице, теперь благодаря этому эссе стала более-менее известна, но и явно требует развернутой биографии, а кроме того настоящий очерк вызвал у меня желание познакомиться с «взрослыми» вещами немецкой писательницы, обратившейся к литературному творчеству, скорее всего под влиянием или даже с подачи самого Альфреда Дёблина. Ну и, разумеется, перечесть «Девочку…» - и рассказать о ней моим юным читателям.

Ольге же Николаевне за ее книгу, как, разумеется, и за все ее труды, низкий поклон от всех тех, кто читать еще не разучился!