Главная - Статьи

Быстрее ветра. Повести и рассказы Нины Дашевской

  • Дашевская, Нина Сергеевна. Около музыки: рассказы / ил. Е. Двоскиной. - М.: КомпасГид, 2017. - 128 с., ил.
  • Дашевская, Нина Сергеевна. Вилли: повесть / ил. Е. Двоскиной. - М.: КомпасГид, 2016. - 112 с., ил.
  • Дашевская, Нина Сергеевна. Я не тормоз: повесть. - М.: Самокат, 2016. - 158 с. - (Встречное движение)

Добрый день, друзья мои!

Сегодня мы поговорим с вами о музыке и скорости, о внимании и нетерпении - явлениях, казалось бы, полярных, «как лед и пламень», и все-таки возможных, более того, желательных в одном носителе - человеке. Юные герои замечательной молодой писательницы, Нины Дашевской, именно таковы: быстры как ветер, однако способны остановиться, вглядеться и вслушаться. Это - сегодняшние дети и это - сегодняшние герои, успевающие играть в электронные игры и читать не только сетевые посты, слушать классику и рок, а главное - обгонять ветер на велосипедах и самокатах, замечая при этом смену времен года во всех тонкостях городского пейзажа, успевая помочь ближним и дальним, чувствуя чужую боль и обиду, как свою…

- Стоп! - Воскликнете вы: - таких людей не бывает!

Что ж, возможно. Зато бывают такие писатели, бывают такие книги. Понимаете, о чем я? Почему рыцарство без страха и упрека толкиновского Арагорна или Сэма Гэмджи не вызывает у нас сомнения, а к поступкам Высокого Благородства, совершаемым мальчишками и девчонками Нины Дашевской мы пытаемся высказать недоверие? Ведь и те, и другие - литературные герои. И что ж, что одни - это фантастика и вообще давние дела, а другие - вот они, живут в соседнем подъезде. Да ведь в этом же все и дело - что в соседнем подъезде, что живые, что такие же, как мы!..

Дорогие мои, вся художественная литература, со всеми ее Раскольниковыми, Безуховыми и Обломовыми - в каком-то смысле фантастика, но эта фантастика рассказывает нам о нас самих полнее и лучше, чем что-либо или кто-либо другой, а нередко и задает образцы, которым хочется соответствовать. Кто, например, не мечтал быть д’Артаньяном, кто не примеривал самого себя к изумительным героям сказок Сергея Козлова - Ежику и Медвежонку? Ведь и в самом деле каждый из нас по-своему Ежик или Медвежонок.

Между прочим, неплохо бы примерить к ним и героев Нины Дашевской. Вот, к примеру, Игнат Волков, которого до поры все, даже учителя, почему-то зовут Зайцевым (и впрямь, почему?) - герой великолепной, читающейся в один присест и с той же страстью перечитывающейся повести «Я не тормоз»? Кто он? Конечно, Медвежонок… В котором, пожалуй, дремлет Ежик, а порой даже вдруг скажет что-то в рифму. А Севка - Себастьян Воробьев из повести «Вилли»? Ежик?.. Скорее, Ежик, который хотел бы быть Медвежонком. Но Игнат - именно Медвежонок, веселый, неугомонный, не представляющий себя не на коне, то бишь на самокате, обожающий своего младшего братишку, склонный, как и всякий подросток, влюбляться, но сильнее всего мечтающий о настоящем друге. А Севка - именно Ёжик, о друзьях не просто мечтающий, но и ревнующий их друг к другу. Севка тоже любит, конечно, погонять на велосипеде, тем более что ему достался не просто велосипед, а говорящий Вилли, но прежде всего он любит (и умеет) смотреть и слушать, любит размышлять об увиденном, как бы проникать в суть вещей.

А что это такое - суть вещей? Быть может, это и есть самая главная тайная тема книг Нины Дашевской, об этом-то они, населенные такими замечательными, оригинальными и в то же время очень на нас похожими героями, и написаны. Почему я сказал, что тема Дашевской не только главная, но и тайная? Да потому, что суть любой вещи - всегда тайна, даже когда она давно открыта. Но ни суть жизни, ни суть человека, ни суть литературы не открыты и всегда останутся тайной. Как суть музыки, всего-то и состоящей из нескольких нот...

 






Именно музыка и подчеркивает и раскрывает тайны бытия, пожалуй, лучше всех других искусств, только делает это столь же таинственно и… как бы не для всех. Сказано было: имеющий уши да услышит.

Вы понимаете, друзья? Конечно, понимаете. Ни я, ни вы, ни Нина Дашевская, ни сам Иоганн Себастьян Бах, ни даже откровения Нового Завета сокровенных тайн Бытия раскрыть не могут и не пытаются, иначе само Бытие завершится, а кому это надо? Просто мыслители и художники, композиторы и писатели идут вперед и нас ведут за собой. Потому что смысл жизни, насколько его вообще можно почувствовать (а цель искусства - именно чувствовать или вопрошать, но не отвечать, что блестяще сформулировал еще Герцен, сказав: «Мы не врачи, мы боль»), в том и заключается, чтобы искать выход, чтобы идти вперед, чего бы вам это ни стоило. Как горящий в гриппозном жару мальчик-музыкант по имени Кит - герой рассказа «Пространственный кретинизм», блуждающий по родному городу в поисках родного дома. Или как маленькая музыкантша Соня, по прозвищу Сенька, и ее одноклассник из новеллы «Панкратьев». Или как юный музыкант Аркашка из рассказа «Дублин и море».

Нина Дашевская - профессиональный музыкант, родом из Твери, имеет корневые связи с Украиной и Грузией, и эти, если не напевы, то ноты отчетливо чувствуются в ее очень русской, очень интеллигентной, музыкальной, тонкой психологической прозе, чрезвычайно близкой к поэзии, почти пограничной с ней, но не ритмизованной, а, скорее, мелодичной, временами вихревой, с легкостью, подобно музыкальному ветру, меняющей и направление, и ритм, и тональность. При этом проза Дашевской остается именно прозой, именно дашевской прозой - узнаваемой, яркой, современной и очень-очень культурной. А это, согласитесь, дорогого стоит и встречается теперь не сказать, чтоб часто. А если быть предельно честным - мне проза такого качества, такого уровня, такой оригинальности и такой культуры в современной отечественной детской литературе еще не встречалась.

Читайте, летите вперед быстрее ветра, но не забывайте остановиться и оглянуться на пройденный путь: быть может, позади остались нераскрытые тайны бытия.

 


Страницы:  1