написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Книжные новинки
Рекомендуем, советуем, предлагаем
Региональный Фестиваль детской книги
Всероссийский литературный фестиваль «Белое пятно»
Наши конкурсы
Методические материалы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Портреты писателей
Рассказы о книгах
Фотогалереи
Полезные ссылки
Пожарная безопасность детям
Гостевая книга

Поиск по сайту
 

Детские годы всадника в белом плаще с кровавым подбоем, или Шуты и Пилаты Юрия Вяземского

Вяземский, Юрий Павлович. Про девочку Настю и злую Невидимку: новелла / ил. М. Успенской. - М.: Малыш, 1986. - 32 с., цв. ил.
Вяземский, Юрий Павлович. Шут: повесть. - М.: Астрель; АСТ, 2010. - 160 с.
Вяземский, Юрий Павлович. Детство Понтия Пилата. Трудный вторник: роман-автобиография. - М.: Астрель; АСТ, 2012. - 412 с. - (Сладкие весенние баккуроты)

Добрый день, друзья мои!

vyazГерой нашей сегодняшней беседы - Юрий Павлович Вяземский, писатель, педагог, эрудит и полиглот, создатель и ведущий одной из немногих интеллектуальных программ сегодняшнего ТВ «Умники и умницы». Его краткая, но емкая биография, а также библиография и избранная иконография размещена здесь: https://24smi.org/celebrity/3241-iurii-viazemskii.html, рекомендую вам с ней познакомиться.

К сожалению, в период подготовки к этой беседе в моем распоряжении были только три книги Юрия Вяземского. Две нашлись в фонде областной детской библиотеки, а еще одну - роман о детстве Понтия Пилата - прислал мне из Москвы известный историк литературы и замечательный издатель Олег Анатольевич Коростелев - коллега Юрия Вяземского и участник его телепрограммы, за что я от всех нас и выражаю ему искреннюю благодарность. Поэтому, прежде чем начать разговор о тех книгах Вяземского, какие мне удалось достать, хочу сказать, что в будущем мы с вами постараемся вернуться к интересному и разнообразному творчеству этого автора, чьи лучшие книги достойны и чтения, и обдумывания, и перечитывания.

Почему? Потому, что все они написаны о нравственном воспитании человека, то есть, обращенные преимущественно к подросткам, рассказывают о трудностях роста и становления человеческой души. Я уже не раз говорил вам о том, что именно человеческой душой в миру и должна заниматься настоящая литература - это и есть ее, пусть не единственная, но самая главная задача.

Давайте посмотрим, как решает ее - для самых маленьких, для подростков и для всех - Юрий Вяземский, начинавший в литературе в первой половине 80-х годов прошлого столетия рассказами и повестью «Шут».

Новелла, а немножко и сказка, «Про девочку Настю и злую Невидимку» вышла в издательстве «Малыш» и обращена, естественно, к тем, кто еще не умеет читать или только что научился. В ней рассказывается об обычной интеллигентной семье, в которой растут две дочки - совсем маленькая Настя и ее сестра - школьница начального звена, а также о маме, папе, в образе которого, вероятно, имеются некоторые автобиографические черты самого автора, а также мудрой и доброй Фее - бабушке, живущей где-то далеко, у теплого моря. Все они - хорошие люди, но даже самые хорошие люди устают, сердятся, ссорятся, порой бывают несправедливы к окружающим, даже к тем, кого любят больше всех на свете.

NastyaПочему так? - думает маленькая Настя. Почему самый умный на свете папа, вместо того, чтобы почитать дочке ее любимую сказку про Герду и Кая, прогоняет ее из своего кабинета, а потом ссорится с мамой? Почему мама плачет? Почему любимая сестра кричит на Настю за то, что та взяла ее фломастер? Почему сама Настя, кажется, только что преобразившаяся в золотоволосую Фею, чтобы всех примирить и помочь всем вокруг, каждым своим добрым, пусть и неумелым поступком только ухудшает ситуацию? Что за злая Невидимка поселилась в их дружной семье и перепрыгивает из одной души в другую? Почему, наконец, мудрая бабушка, которая одна смогла бы научить Настю, как стать доброй Феей и расколдовать любимых людей, так далеко?

А в самом деле, почему? И как со всем этим справиться?

На самой последней странице маленькой книжки автор, конечно же, дает ответы и Насте, и читателям. Но прежде чем дочитывать рассказ до конца, давайте попробуем угадать сами, объяснить себя самим себе, вспомнив подобные случаи столкновения со злой Невидимкой, которые происходили в нашей жизни. Это полезно будет не только самым маленьким читателя, но и тем, кто уже не верит в фей и стоит перед выбором: кто же я - король или шут…

Пятнадцатилетний герой самой известной повести Юрия Вяземского «Шут» (и ее одноименной экранизации, осуществленной в конце 80-х зятем писателя, кинорежиссером Андреем Эшпаем) не обладает набором физических качеств, необходимых королю класса или двора, но, несомненно, умен и хитёр, начитан, имеет аналитический ум и способности к литературе, живет в благополучной (по крайней мере, на первый взгляд) семье, учится в приличной школе. Увы, всего этого бывает недостаточно, когда ты встречаешься на даче со стаей волчат, в подворотне - с теми, кто и не собирается становиться человеком, да просто в классе, где среди тридцати человек непременно окажутся и те, кто тебя красивее, и те, кто тебя сильнее. Короли, короче.

В общем, королем юноше Валентину Тряпишникову не стать, тем более - с такой-то фамилией!.. Кем же тогда? Неплохо бы министром, типа кардинала Ришелье, но тут, пожалуй, тоже кишка тонка, да и условия неподходящие. А вот шутом, который умней всех окружающих, - очень даже можно, только не при короле, как шекспировские умники или Шико из «Графини Монсоро», а независимо, как тайный агент. И тогда можно будет совершать добрые дела, например, защищать слабых не кулаками, а с помощью умной мести, надо только все узнать о враге, систематизировать знания, нащупать его слабые места - и в самый неподходящий для него момент выставить на всеобщее обозрение.

Реализация мудрого плана заняла годы, отдельные мероприятия (они же - добрыеshut дела) - недели и месяцы. Валентин Тряпишников добился уважения учителей и соучеников, как водится, счел себя непогрешимым, попался на удочку первой любви - и… Ну, вы понимаете, чем дело кончилось, а уважение и любовь - все-таки вещи разные, а порой и несовместные. В общем, эксперимент, как в старом советском анекдоте о внезапной смерти советской власти, провалился, доброе утро, господа, шут в муках почил, а Валентин Тряпишников - нет, вон он, в очередной раз стоит на росстанях. И жалко его, бедолагу, но сам виноват, незаменимых у нас нет - и так далее.

О чем эта история? Да ровно о том же, о чем и рассказ про Настю и злую Невидимку, о том, как вырасти в человека, «не потеряв себя, однако», - скажем, слегка перефразировав строку Евгения Евтушенко. Конечно, уже не для самых маленьких, уже поглубже, уже для тех, кто хотя бы с ранними повестями Достоевского познакомился, не говоря уж о Шекспире и Дюма. А те, кто успел прочитать не только названных классиков, но и родоначальника европейской (а значит, и русской) литературы - флорентийца Данте Алигьери, точнее его первую книгу о любви, которая называется «Новая жизнь» и является, помимо прочего, матрицей всей постмодернистской литературы - от Набокова до Пелевина, поскольку содержит не только текст, но и авторский комментарий к тексту, ему равнозначный, - так вот те, кто успел прочитать Данте, поймут не только, зачем написана повесть Юрия Вяземского, но и как сложно, я бы сказал, филигранно, она сделана.

Не менее сложно и еще более филигранно сделан и роман для читателей от пятнадцати и старше «Детство Понтия Пилата. Трудный вторник».

Почему? Потому что… Но прежде - о герое книги. Кто такой Понтий Пилат?

Историческая личность, римский префект Иудеи с 26 по 36 г. н.э., герой, точнее - антигерой «Нового Завета», сперва трижды отказавшийся казнить Иисуса Христа, а затем «умывший руки» и отправивший Его на смерть - по требованию иудейского синедриона. А после Библии - герой огромного количества исторических, религиозных, апокрифических и художественных текстов во всех основных видах искусства: литературе, живописи, музыке, театре, кинематографе. Что естественно, поскольку (да простят меня воцерковленные люди за некоторое кощунство!) самый главный герой европейской культуры двух последних тысячелетий - Иисус Христос. А Пилат… Помните у Булгакова: «Мы теперь всегда будем вместе… Помянут меня, - сейчас же помянут и тебя»? Кто только не писал о Пилате, кто только его не изображал: Булгаков и Чапек, Франс и Шмитт, Босх, Рембрандт, Ге, Жан Габен и Жан Маре, Род Стайгер и Харви Кейтель, Михаил Ульянов и Кирилл Лавров…

И все же, при всем различии художественных уровней и актерских обликов изобразителей, каким был этот человек, не желавший казнить Христа, но все-таки казнивший Его, понять непросто, хотя бы уже потому, что из всей жизни реального человека высвечен историей и культурой лишь один, пусть и главный, но предельно краткий миг.

Так каким же он был, всадник Понтий Пилат, носивший - по Булгакову - белый плащ с кровавым подбоем? Юрий Вяземский взялся восстановить его облик - от детских лет до… Пока трудно сказать, но роман «Детство Понтия Пилата. Трудный вторник» - второй в исторической авторской серии «Сладкие весенние баккуроты» и первый из трех, Пилату посвященных. На сегодняшний день художественная биография будущего префекта Иудеи доведена сочинителем до юности, вероятно, в будущем последуют еще три или четыре книги. Такой вывод можно сделать, если обратить внимание на подзаголовки романов: вторник, среда, четверг. В неделе же, даже в страстной, всего семь дней.

Впрочем, я уже говорил о том, что пока смог прочесть только роман о детстве Пилата. Но в детстве, говорят, человек и складывается. Согласен ли с этим Юрий Павлович Вяземский, узнаем, прочитав следующие части его, как определяет сам автор, гиперисторического повествования.

Почему роман назван гиперисторическим? Вероятно, потому же, почему сказано: «Помянут меня, сейчас же помянут и тебя». Одно дело просто жизнь человеческая, другое - жизнь, связанная с жизнь и смертью Сына Человеческого. Одно дело просто история, другое - сама История.

pilatИтак, Древний Рим, но не сам вечный город, где правят божественные Цезари и Августы, а задворки империи, «глухая провинция у моря», где, согласно Иосифу Бродскому, лучше всего жить, «если выпало в империи родиться», еще точнее - Испания, откуда родом, если верить Юрию Вяземскому, а ему верить следует, даже тогда, когда он сочиняет, «ведь он же мастер, мастер!», оба героя романа - юный Луций Понтий Пилат, нелюбимый сын военного, и Луций Анней Сенека, любимый сын выдающегося историка, ритора и аристократа, и сам будущий великий философ, поэт и драматург. Весь роман построен как незаписанный мемуар Пилата, про себя рассказываемый Сенеке - однокласснику, с которым судьба Пилата многократно сводила и разлучала.

Между прочим, характер юного Пилата, сам его тип, при всем различии, весьма напоминает характер Шута из повести Вяземского, как бы продолжает его (достаточно вспомнить о такой подробности, как младенческие, еще в утробе матери, воспоминания героев). Это, конечно, не случайно. И вряд ли следует добавлять, что самая основная тема романа о Пилате, в общем, та же: чего стоит вырасти и сохранить душу в мире, где нравственность, увы, не является главным законом. Мальчик Понтий Пилат растет выживая. Вероятно, и жить будет таким же образом. При рождении он убил собственную мать - нелюбимый сын нелюбимой жены своего отца. Зато он был любим любимой женщиной отца, заменившей ему мать.

Подобно Шуту, потратившему детство на то, чтобы добиться первенства среди одноклассников, Пилат потратил детство на то, чтобы добиться любви отца. Для этого он выстроил точь-в-точь такую же систему, какую выстроил себе Шут. Привела ли она Пилата к успеху? Да. Но…

Но все мы помним, что совершил всадник в белом плаще с кровавым подбоем. Стало быть, Шуту все-таки повезло больше?

Это - вопрос, на который я не стану отвечать, каждый из вас должен прийти к собственному ответу, ведь чтение - это не только перелистывание страниц и накопление новых сведений. Это в еще большей мере размышление над прочитанным. А иначе ни своей системы не выстроишь, ни собственной души не вырастишь.

Что же до накопления сведений, до квеста в Незнаемое, - тут роман Юрия Вяземского «Детство Понтия Пилата» представляет широчайшее поле для исследования. Ибо в нем рассказывается о повседневной жизни древнеримских провинций на территориях Испании, Галлии, Швейцарии, Германии, о быте и сражениях (увы, проигранных) римской армии, о древнеевропейских культах, в частности, друидическом, о школах и семьях, о жрецах и торговцах, да мало ли о чем еще…

Помимо сказанного, трехчастный роман содержит в себе и три (как минимум) литературных жанра - семейно-школьное, или бытовое повествование, батально-авантюрное и мистико-приключенческое, едва ли не на пограничье с фэнтези. А кроме того, содержит исторические, или псевдоисторические, то есть стилизованные под исторические, приложения о доблестных деяниях рода Понтиев и их генеалогическое древо. И каждое из всех этих разножанровых повествований выполнено на уровне самого высокого мастерства, отчего и складывается в единый захватывающий текст, несмотря даже на то, что по сути-то является привычным для «главного умника» страны Юрия Павловича Вяземского образовательным проектом, изложенным в жанре приключенческого романа, а стилизованным под античную историческую и художественную прозу.

Можно и хотелось бы проанализировать глубже хотя бы этическую составляющую творчества Юрия Вяземского, не говоря уж о религиозной, но на этом этапе знакомства сказанного, полагаю, достаточно. Если мне удастся найти другие книги нашего автора, в особенности те, что вышли в серии «Сладкие весенние баккуроты», мы с вами непременно вернемся к творчеству этого очень талантливого писателя и одного из ярчайших интеллектуалов нашего времени.

Будьте здоровы и не уставайте выращивать собственные души! До новых встреч.

Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2018

Яндекс.Метрика