написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Книжные новинки
Рекомендуем, советуем, предлагаем
Региональный Фестиваль детской книги
Всероссийский литературный фестиваль «Белое пятно»
Наши конкурсы
Методические материалы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Портреты писателей
Рассказы о книгах
Фотогалереи
Полезные ссылки
Пожарная безопасность детям
Гостевая книга

Поиск по сайту
 

Пора цветения репейника (рассказы Ирины Дегтяревой, Юлии Кузнецовой и Сергея Переляева)

Переляев, Сергей Владимирович. Индийское кино: рассказы / ил. Е. Головановой. - М.: Самокат, 2015. - 144 с., ил. - (Для тех, кому за 10)

Кузнецова, Юлия Никитична. Выдуманный жучок: рассказы о больничной жизни / ил. М. Патрушевой. - М.: Центр «Нарния», 2011. - 154 с., ил. - (Наш ковчег: детям и подросткам)

Дегтярева, Ирина Владимировна. Цветущий репейник: рассказы / ил. Е. Михалиной. - М.: Игра слов, 2011. - 272 с., ил.

Добрый день, друзья мои!

perelyaevkinoСегодня мы поговорим не о классике, но о текущей отечественной литературе. Три книжки, о которых пойдет речь, вышли в популярных сериях, давно нам знакомых. Издательство «Самокат» несколько лет назад выпустило в серии «Для тех, кому за 10», составляемую нашим добрым знакомым и любимым автором Юрием Дмитриевичем Нечипоренко, сборник рассказов Сергея Переляева «Индийское кино» - лирико-ироничное повествование о взрослении мальчика из хорошей семьи в начале 90-х годов прошлого столетия, то есть в эпоху слома социально-экономической формации - время лихое, трудное, но и насквозь просвистанное свежими ветрами. Когда-то Владимир Маяковский, набрасывая автобиографию, сказал о первой своей поэме «Облако в штанах»: «Облако» вышло перистое, цензура в него дула». В данном случае повествование Переляева продуто не цензурой, а именно историческими сквозняками - и вот это ощущение не воспоминания о прошлом, а самого как бы продолжающегося и ныне прошлого - наверное, самое главное, что дарит читателю Сергей Переляев. Потому что сами по себе отдельные рассказы, более или менее ироничные, по прошествии некоторого времени стираются в памяти, в отличие, скажем от рассказов Юрия Сотника, из которых, собственно, и проистекают, а индийское кино, которому многие из них посвящены, по нраву далеко не всем.

Как художественный текст, повествование в рассказах молодого автора вписывается в тот художественно-автобиграфический ряд, в котором ныне работают многие писатели, хорошо нам известные, например Борис Минаев, Станислав Востоков, да отчасти и Артур Гиваргизов. Это воспоминания - настоящие или придуманные - взрослых людей, написанные от лица 10-12-летних мальчишек. Не скажу, что эта психологическая правда (или, наоборот, неправда) всегда так уж интересна. Минаев, пожалуй, сделал свои новеллы, составившие сборник «Детство Лёвы», глубже и ярче всех прочих. Тем не менее с новеллами Сергея Переляева познакомиться небезынтересно, поскольку писатель умеет буквально на нескольких абзацах не только воскресить ушедшую эпоху, но и набросать психологические портреты детей и взрослых - милые, узнаваемые лица тех, кто взрослел и тех, кто старился в самую интересную для моего поколения эпоху великих надежд, пусть и не оправдавшихся, и свободы, пусть и не победившей несвободы в нас самих.

Переляевский текст не без странностей удачно сопровождают странноватые иллюстрации Е. Головановой, изображающие вполне себе русских людей, смолян, сплошь «лицами кавказской национальности». В каком-то смысле это забавно, конечно, но лирико-ироничный текст Сергея Переляева все-таки более лиричен, нежели ироничен, и никакого кавказского колорита не имеет. В общем, читателю остается только удивляться буйной фантазии художницы. А критику - и радоваться знакомству с новым, несомненно, одаренным автором, и недоумевать: а причем тут Эльбрус?..

Следующая книжка в сегодняшнем обзоре, понравилась мне больше. Ее автор, Юлия Кузнецова, дочь писателя, начала сочинять рано, ныне увенчана многими литературными премиями, а мы с вами читали вместе ее замечательную повесть «Где папа?» - книгу о трудном детстве, о мужестве, изгойстве, о выборе «быть или не быть», книгу, одинаково интересную и детям и взрослым.

Повесть в рассказах «Выдуманный жучок» - о том же выборе, который, однако, героиням приходится осуществлять в еще более трудных условиях, ведь все они тяжело или даже неизлечимо больны. Да, в 12 лет, они еще остаются детьми, но больные дети взрослеют гораздо раньше здоровых. Это тема, разумеется, выигрышная. Авторы, обращающиеся к ней, в особенности талантливые авторы, сразу же получают некий бонус, ибо для того, чтобы писать о трагедии, вслед за Достоевским - о той «слезинке ребенка», которой, быть может, не стоит счастье всего человечества, нужно эту трагедию пережить самому, или же в процессе этого обращения переродиться, забыв о собственном здоровье. Вы понимаете, какие душевные силы и какой мощи талант потребны для такого писательского подвига…

ghuchokkuznetsovaПотому и немного на свете таких авторов и таких книг. Потому, если такой подвиг писателем совершается, книги его становятся классикой, как классикой давно стали повести австралийца Алана Маршалла «Я умею прыгать через лужи», француза Эрика-Эмманюэля Шмитта «Оскар и розовая дама», сборник рассказов Николая Назаркина «Изумрудная рыбка». Впрочем, бывают и случайные обращения к теме, совершаемые случайными людьми, так сказать, в коммерческих интересах. Пример тому - сентиментальная пошлость, разлитая на многочисленных страницах романа Тамары Крюковой «Костя + Ника =».

«Выдуманный жучок» Юлии Кузнецовой, несомненно, войдет, уже вошел в ряд лучших произведений о больных детях, о силе слабых, мужестве хрупких, о детях, которые порой вынуждены быть старше своих родителей. Вчитайтесь в рассказы о 12-летних девочках, научившихся поддерживать и силу духа, и веру в будущее не только в самих себе, ежедневно воюющих со смертью, но и в своих родителях. А выдуманный жучок - это Карлсон отчаяния, отличающийся от линдгреновского Карлсона одиночества тем, что его придумывает не милый скучающий мальчик - для забавы, а тяжело, едва ли не смертельно больная девочка - от отчаяния, которого она не имеет права выказать маме, да и впустить в самоё себя.

Но какое бы оно ни было, это детство отчаяния обреченных детей, оно все-таки - детство. Даже если жизнь человека только детством и ограничится - по какой-то страшной, необъяснимой прихоти судьбы. А детство - это радость, оно не может не быть радостью, даже тогда, когда оно не радостно вовсе. И книга Юлии Кузнецовой, вопреки теме, рассказывает не о дилемме «быть или не быть», но о радости быть, быть вопреки всему, жить полноценной жизнью души, даже если жизнь тела обречена проходить на больничной кровати. И уже только потому книга молодой писательницы превосходна и должна, обязательно должна быть прочитана и детьми, и взрослыми. Тем более, что и написана она мастерски - изящным, пластичным и простым человеческим языком, о людях, понятных, близких и знакомых, то есть о наших соседях и о нас самих, ведь все мы ходим под одним небом, а стало быть, ни от сумы, ни от тюрьмы зарекаться нельзя.

В общем, о том же самом, пусть и на примере физически здоровых детей, рассказывают и новеллы Ирины Дегтяревой, известной «взрослой» писательницы, в сборнике «Цветущий репейник» обратившейся к подростковой литературе. Эта книжка вполне заслуженно была отмечена третьей премией на литературном конкурсе имени Сергея Михалкова, а один из рассказов, именно открывающий сборник, на мой взгляд, может быть включен в любую антологию русского рассказа, причем не только детского, да, пожалуй, и не только русского. «Пламя на снегу», я думаю, образец высокой литературы, достойный занять место под одним переплетом с лучшими новеллами ХХ века.

repejnikDegtyarevaУровня этого рассказа другие тексты сборника, правда, не достигают, но сами по себе все они интересны и психологически убедительны. А «Пламя на снегу» - тончайшая психологическая проза, в которой каждый пейзаж, каждый эпизод, каждая строка не случайна, глубоко продумана, работает на общую цель. Это маленькая драма взросления, портрет одиночества, неустроенности, почти отчаяния - и надежды. Но это не только портрет, это еще и жанровая картина быта, и пейзаж бытия, охватывающий всю «нашу маленькую жизнь» и все наше огромное отчаяние. А «мы» здесь - не только люди, но и звери, те самые братья наши меньшие, которые на самом-то деле, может, и не меньшие, а старшие…

Я давно не встречал среди книг сегодняшнего дня такого потрясающего рассказа. И давно не читал столь убедительной, столь правдивой книги о сегодняшнем и вечном, об отрочестве - самом трудном времени жизни каждого человека, когда не только интенсивнее, чем когда-нибудь, растет тело, но - главное! - когда душа начинает осознавать саму себя, выходя на перепутье добра и зла, когда зацветает репейник - полезное, неказистое, колючее, цепкое растение - самый точный природный символ отрочества.

Конечно же, поэтому рассказа с таким названием в книге нет, но каждая из двенадцати новелл, ее составляющих, именно так и могла бы называться. И каждый из двенадцати рассказов - история о том, каким человек может стать, если преодолеет искушения несовершенного мира, но прежде всего несовершенного самого себя.

Читайте, юные и взрослые друзья мои, книги Юлии Кузнецовой и Ирины Дегтяревой, растите свои души, ведь делать это никогда не поздно, а хорошая книга - лучший в том помощник.

Будьте здоровы и, перефразируя Пушкина, любопытны и не ленивы.


Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2018

Яндекс.Метрика